Экскурсия в Оченырд - 2014

Архив текстов и фотографий

Экскурсия в Оченырд - 2014
Традиционный летне-осенний поход
Михаила и Ольги Осадчих, 18.08-06.09.2014

Михаил Осадчий, 19.09.2014
mail: mikeosa at mail dot ru

Нитка маршрута: Воркута – р. Уса – р. Мал. Уса – р. Тальбяйяха – оз. Коматы – р. Комашор – р. Кара – р. Бол. Кара – р. Мал. Кара – оз. Малое Щучье – р. Мал. Щучья – р. Мал. Уса – оз. Усваты – р. Мал. Уса – р. Уса – Воркута.

Карта нашего маршрута (1,7 Мб)
Карта нашего маршрута (1,7 Мб)

Пройденные километры:
Подъем по р. Уса и Мал. Уса – 61 км
Подъем по р. Тальбяйяха – 12 км
Переход на оз. Коматы – 5 км
Сплав по р. Прав. Комашор и Комашор – 15 км
Переход на р. Кара – 2 км
Подъем по р. Кара и Бол. Кара – 23 км
Радиальные выходы в Оченырд – 40 км
Сплав по р. Бол. Кара – 11 км
Подъем по р. Мал. Кара – 23 км
Переход на оз. Малое Щучье – 2 км
Сплав по оз. Малое Щучье и р. Мал. Щучья – 9 км
Переход на р. Мал. Уса – 6 км
Сплав по р. Мал. Уса и Уса – 116 км
Итого: 325 км

Фотоотчет похода

Михаил
Михаил
Ольга
Ольга
Идем по Усе вверх.
Идем по Усе вверх.
Скалы и стенки Усы
Скалы и стенки Усы
С вязанкой дров по Усе плавать спокойнее
С вязанкой дров по Усе плавать спокойнее
Собираем красивые камушки
Собираем красивые камушки
Подъем на веревке по Усе
Подъем на веревке по Усе
Лезем вверх по Малой Усе
Лезем вверх по Малой Усе
Неожиданное сияние на предрассветном небе
Неожиданное сияние на предрассветном небе
Висит и ждет, когда мы отдадим ей потроха от хариуса
Висит и ждет, когда мы отдадим ей потроха от хариуса
Цветник на берегу
Цветник на берегу
Вахта цветет
Вахта цветет
Скалы - начало каньона на Малой Усе
Скалы - начало каньона на Малой Усе
Скалы  в каньоне везде, но они низкие и плоские
Скалы в каньоне везде, но они низкие и плоские
Изжеванные слои скальной породы
Изжеванные слои скальной породы
Эти пороги вниз идти намного приятнее, чем вверх
Эти пороги вниз идти намного приятнее, чем вверх
Первая плита каньона - не слишком крутая
Первая плита каньона - не слишком крутая
Начало каньона, если плыть по Малой Усе в правильную сторону
Начало каньона, если плыть по Малой Усе в правильную сторону
По берегам встречается немногочисленное местное население
По берегам встречается немногочисленное местное население
Очень информированная бабушка с внучкой живут здесь
Очень информированная бабушка с внучкой живут здесь
"Бегемотник" в русле Тальбяйяхи задерживает воду, но не упрощает подъем
Идем на тундровые озера
Идем на тундровые озера
Когда-то здесь хорошо погуляли
Когда-то здесь хорошо погуляли
Попутная вездеходка на озеро Коматы
Попутная вездеходка на озеро Коматы
Расцвет недолгой жизни на Коматы
Расцвет недолгой жизни на Коматы
Валики из ракушек на пляжах озера Коматы
Валики из ракушек на пляжах озера Коматы
Правый Комашор. До слияния с левым для плавания он мало пригоден.
Правый Комашор. До слияния с левым для плавания он мало пригоден.
Комашор сваливается в каньон перед Карой
Комашор сваливается в каньон перед Карой
Нам не страшен серый дождь
Нам не страшен серый дождь
Каньон Комашора. До Кары по нему один километр
Каньон Комашора. До Кары по нему один километр
Ступенька в начале каньона
Ступенька в начале каньона
Погода не может помешать нам снимать это все на фото
Погода не может помешать нам снимать это все на фото
Идем верхом к каньону Кары
Идем верхом к каньону Кары
Каньон Кары у наших ног
Каньон Кары у наших ног
Кара в каньоне
Кара в каньоне
Эта вода мощнее, чем ручьи, по которым мы пришли сюда
Эта вода мощнее, чем ручьи, по которым мы пришли сюда
Порожек на Каре
Порожек на Каре
Разведка каньона. Здесь проще обнести по верху, чем проводиться
Разведка каньона. Здесь проще обнести по верху, чем проводиться
Обнос порожка в каньоне по верху
Обнос порожка в каньоне по верху
Порог в каньоне.
Порог в каньоне.
Гуси ночуют рядом с берегом Кары
Гуси ночуют рядом с берегом Кары
Горки под закатным солнцем
Горки под закатным солнцем
Вечерние горы. Слева Оченырд, посреди массив Борзова
Вечерние горы. Слева Оченырд, посреди массив Борзова
Закат на Каре
Закат на Каре
Этот каньон можно проплыть на веслах
Этот каньон можно проплыть на веслах
Плывем по каньону Кары вверх
Плывем по каньону Кары вверх
Вылезаем наверх мимо порожка
Вылезаем наверх мимо порожка
Скалы выступают везде, и без порогов не обходится
Скалы выступают везде, и без порогов не обходится
Короткий обнос порога
Короткий обнос порога
Здесь везде можно пройти по воде
Здесь везде можно пройти по воде
Каньона осталось совсем немного
Каньона осталось совсем немного
Красная скала в каньоне
Красная скала в каньоне
Уже видны галечники выше каньона
Уже видны галечники выше каньона
Каньон Кары остался позади
Каньон Кары остался позади
Радуга
Радуга
Верхнекарский водопад на Большой Каре
Верхнекарский водопад на Большой Каре
Наконец-то с Большой Кары мы увидели вершины Оченырда
Наконец-то с Большой Кары мы увидели вершины Оченырда
Оченырд
Оченырд
Идем под Оченырдом. Похоже, что уже не по Каре, а по ручью
Идем под Оченырдом. Похоже, что уже не по Каре, а по ручью
Наш базовый лагерь под Оченырдом
Наш базовый лагерь под Оченырдом
Водопад на ручье с ледника Боча
Водопад на ручье с ледника Боча
Верхняя ступень водопада
Верхняя ступень водопада
Оченырд в облаках. Идем на ледник Долгушина
Оченырд в облаках. Идем на ледник Долгушина
Лезем на морену по ручью
Лезем на морену по ручью
С морены вид на Оченырд и окрестности
С морены вид на Оченырд и окрестности
Скалы Оченырда
Скалы Оченырда
Скалы со снежниками по пути к леднику Долгушина
Скалы со снежниками по пути к леднику Долгушина
Еще одно озеро осталось позади
Еще одно озеро осталось позади
По снежникам идти проще, чем по осыпям
По снежникам идти проще, чем по осыпям
Предпоследнее озеро приходится обходить по снежнику
Предпоследнее озеро приходится обходить по снежнику
Топчу тропу по размякшему фирну.
Топчу тропу по размякшему фирну.
Взгляд назад с последней морены
Взгляд назад с последней морены
Последнее озеро, за ним ледник Долгушина
Последнее озеро, за ним ледник Долгушина
Игрушечный ледопад в озеро
Игрушечный ледопад в озеро
Снимаем игрушечные айсберги
Снимаем игрушечные айсберги
Ледник Долгушина - сердце Оченырда
Ледник Долгушина - сердце Оченырда
Обратно идем по своей тропе
Обратно идем по своей тропе
Спускаемся по осыпи к снежнику
Спускаемся по осыпи к снежнику
По готовой тропе идти намного приятнее
По готовой тропе идти намного приятнее
Немножко солнышка оживляет стенки Оченырда
Немножко солнышка оживляет стенки Оченырда
Не хватает лыж или хотя-бы санок
Не хватает лыж или хотя-бы санок
Перекус
Перекус
Прощальный взгляд на Оченырд
Прощальный взгляд на Оченырд
Последнее солнце
Последнее солнце
Идем гулять в сторону Моренного ручья
Идем гулять в сторону Моренного ручья
Наши соседи
Наши соседи
Арктические одуванчики
Арктические одуванчики
Далекие ледники в верховьях Моренного ручья
Далекие ледники в верховьях Моренного ручья
Внизу - долина Лимбатаяхи
Внизу - долина Лимбатаяхи
Прямо и налево - озеро Очеты
Прямо и налево - озеро Очеты
Узоры на камнях
Узоры на камнях
Лимбатаяха
Лимбатаяха
Заполярная гвоздика
Заполярная гвоздика
Местная ворга в самом непроходимом месте
Местная ворга в самом непроходимом месте
Наш ручей течет со снегов Оченырда
Наш ручей течет со снегов Оченырда
Уходим от Оченырда в Кару
Уходим от Оченырда в Кару
Семья из чума на Малой Каре
Семья из чума на Малой Каре
Володя с женой в рабочей одежде
Володя с женой в рабочей одежде
Подымаемся по Малой Каре
Подымаемся по Малой Каре
Иногда русло реки пропадает, и лодка обсыхает
Иногда русло реки пропадает, и лодка обсыхает
Тяжелая проводка по камням без русла
Тяжелая проводка по камням без русла
Русло у реки наконец появилось, вместе со скалами
Русло у реки наконец появилось, вместе со скалами
Ночевка на Малой Каре. Дров полно
Ночевка на Малой Каре. Дров полно
Местный транспорт
Местный транспорт
Современные кочевники
Современные кочевники
Река кончается, дальше вода уходит под камни
Река кончается, дальше вода уходит под камни
Вылезаем на берег. Здесь до Щучьего озера совсем близко
Вылезаем на берег. Здесь до Щучьего озера совсем близко
Наконец то мы в Малом Щучьем озере
Наконец то мы в Малом Щучьем озере
Горы вокруг Малого Щучьего озера.
Горы вокруг Малого Щучьего озера.
Убежавшие олени
Убежавшие олени
Вареная оленина на ужин и завтрак
Вареная оленина на ужин и завтрак
Стадо идет мимо нас
Стадо идет мимо нас
Стадо
Стадо
Олени разбрелись по берегу Щучьего Озера
Олени разбрелись по берегу Щучьего Озера
Олени - любители пастись на осыпях
Олени - любители пастись на осыпях
Начинается ветер, и нам пора уходить дальше
Начинается ветер, и нам пора уходить дальше
Горы вокруг начинает заволакивать
Горы вокруг начинает заволакивать
Южный край озера, отсюда вытекает Малая Щучья
Южный край озера, отсюда вытекает Малая Щучья
Уходим с Малой Щучьей в сторону верховьев Усы
Уходим с Малой Щучьей в сторону верховьев Усы
Попутная вездеходка
Попутная вездеходка
Наша кухня в палатке
Наша кухня в палатке
Утренняя неожиданность
Утренняя неожиданность
Когда появляется солнце, жизнь становится веселее
Когда появляется солнце, жизнь становится веселее
Начинаем сплав по Малой Усе. Пока в одиночку
Начинаем сплав по Малой Усе. Пока в одиночку
Впереди по долине погода не может успокоиться
Впереди по долине погода не может успокоиться
Постепенно появляется русло и шанс поплыть вдвоем
Постепенно появляется русло и шанс поплыть вдвоем
Впереди - озеро Усваты
Впереди - озеро Усваты
Горы над головой
Горы над головой
Долина впереди накрыта снегом
Долина впереди накрыта снегом
Русло опять затерялось где-то между камнями
Русло опять затерялось где-то между камнями
Вид на Усваты с вечера
Вид на Усваты с вечера
Всю ночь по палатке что-то шуршало
Всю ночь по палатке что-то шуршало
И это называется лето?
И это называется лето?
Утренний пейзаж на Усваты
Утренний пейзаж на Усваты
Уходим с Усваты в Малую Усу
Уходим с Усваты в Малую Усу
Река ниже Усваты не сразу проходима на лодке
Река ниже Усваты не сразу проходима на лодке
Все начинается сначала. Опять в реке нет русла
Все начинается сначала. Опять в реке нет русла
Половине команды приходится идти по берегу
Половине команды приходится идти по берегу
Верховья Малой Усы повторяют ее верховья до озера
Верховья Малой Усы повторяют ее верховья до озера
Кое где уже можно плыть в одиночку
Кое где уже можно плыть в одиночку
Погода солнечная с перерывами на снег. Или наоборот
Погода солнечная с перерывами на снег. Или наоборот
Береговая партия
Береговая партия
Если убрать снег, то вокруг золотая осень
Если убрать снег, то вокруг золотая осень
Пережидаем очередной снежный заряд. За ним идет солнце.
Пережидаем очередной снежный заряд. За ним идет солнце.
Пороги Малой Усы
Пороги Малой Усы
Очередной снег наползает, надо успеть укрыться
Очередной снег наползает, надо успеть укрыться
Снежный заряд прошел, сейчас будет солнце
Снежный заряд прошел, сейчас будет солнце
Под вечер выходим из гор. Погода успокаивается
Под вечер выходим из гор. Погода успокаивается
Горки над головой
Горки над головой
Горы очень быстро остаются вдали
Горы очень быстро остаются вдали
Еще вчера мы были в этих горах
Еще вчера мы были в этих горах
Обратно по Усе, не задерживаясь на порогах
Обратно по Усе, не задерживаясь на порогах
Стенки Усы опять под дождем
Стенки Усы опять под дождем
Тундра наконец расцвела
Тундра наконец расцвела
Проплываем знакомые стенки
Проплываем знакомые стенки
Желтый цвет добавляет карликовая ива
Желтый цвет добавляет карликовая ива
Несостоявшаяся ветроэлектростанция
Несостоявшаяся ветроэлектростанция "Заполярная"
Вокзал в Воркуте
Вокзал в Воркуте

Дневник похода

(Цифры в скобках – это номер точки, сброшенной с GPS, на карте точки стоянок выделены красным цветом)

18.08. Солнце. Подъезжаем к Воркуте. Кругом тундра, сильно оживляемая трубой и сооружениями вокруг нее. В остальном – совсем голо, только по низинкам ивнячок. В 12.30 Воркута. Выскочили из поезда и я сразу схватил такси с колесами побольше. Водитель, правда, не знает, как ехать на плотину, но колеса мне показались важнее. И мы, и соседние водители объяснили. Ехать совсем просто – от Советского вдоль трубы водозабора не сворачивая. Проехали газпромовскую дорогу, на ней кордон на повороте. У плотины проезд запрещен, поэтому обошли их загородку по тундре. Там место сбора и разбора [001], и можно запастись продуктами от предыдущей группы. Взяли как обычно три луковицы и пошли. Река совсем не течет, а теплый ветер подгоняет в спину. Вокруг затопленный каньон Усы, очень зубастые камни и стенки. Поснимали их. До 21.00 прошли почти до слияния Ус и стали искать ивнячок. Здесь кусты очень скромные, набрать в них дров сложно, их надо собирать по дороге. Вечером закапал дождик, но ненавязчивый, и капал почти всю ночь [003].

19.08. С утра дождик валиками с 7.00 и до 9.00. Потом он становится с просветами и еще два часа с переменным успехом нас полощет. Но кое-где на небе уже проглядывают дырки синего неба. Прошли небольшой каньон Усы, красивые стенки и гроты. Последние стенки – под кромешным дождем. Периодически переползаем через порожки. У слияния Ус встретили трех рыбачков с моторкой, на которой они елозят перекат Большой Усы. Дальше подымаемся по Малой, там сплошные порожки и перекаты, и все идем на веревке.

К обеду собрали веточек и кипятились на костре, который выдувало ветром, пока веточки не кончились. Но все-таки кан закипятили. К вечеру к 19.00 вышли к плановой точке. Погуляли по берегу, собрали дрова и нашли чудный ивнячок в километре выше в конце старой протоки Усы [008]. На спиннинг за весь день никто не взял, возможно, из-за ветра. Вечером ветер стал стихать, и похолодало до +2. Облака валиками, к утру они, наверное, растворятся. Дрова в ивнячке не растут, используем те, что нашли по пути под ногами. Все время на корме везем с собой вязанку дров. Готовили и сушились на костре, отбой в 23.00.

20.08. Ночью от непонятного желудочного ощущения меня затрясло. Пока вылезал и пил Смекту, обнаружил на предрассветном небе отличное северное сияние, видное даже на фоне луны. Смотрели его чуть ли не час. Утром +2, солнца нет, высокие сплошные облака. Вышли в 9.30. Потеплело, а потом подул ветер, южный, теплый и попутный. Оказывается, с попутным ветром тоже приходится бороться. Лодку на веревке сдувает и норовит воткнуть в берег. К обеду попался здоровенный хариус. Простояли два часа, но хариуса поджарили и съели. Больше ни один не поймался, наверное, из-за ветра. Под дутье дошли до плановой точки и оттуда за 1 час еще километра три. Перед скальными воротами на острове встали [014], попав в самый вылет мошки. Накомарники помогают, но слабо. Олин дырявый, а мой с крупной сеткой, мелкие мошки свободно проникают через нее внутрь. Два раза переставляли палатку. Сначала поближе к кустам, от ветра. Потом на ветер, от мошки. И наконец, обратно к кустам, испугавшись западного атмосферного фронта, который очень эффектно на нас наполз. В вещах поэтому небольшой хаос. В итоге в воздухе очень тепло, зудят комары, по небу ползет что-то черное, но не поливает.

21.08. Утром высокие облака, солнца не видно, но облака не дождевые. Трава вокруг мокрая. В 10.00 выходим, оставив на берегу всю мошку. Вечерний вылет продолжился утренним, но утром мошку ветерком сдуло. Впереди нас каньон, и мы до обеда аккуратно его проходим вверх. Локальные ступеньки вполне проходимы как вверх, так и вниз. К 13.00 вышли за последнюю ступеньку, и на ровном месте я поскользнулся и искупался. Поэтому решили пообедать досрочно, благо на берегу нашлись заготовленные дрова. Солнце греет, и свежий теплый ветер быстро все сушит. Прятаться от него не стали. Потом до 19.00 шли к Тальбяйяхе. По дороге завернули к чуму на Усе, поговорили с бабушкой. Ее мужики со стадом на Каре в горах, а они до сентября стоят здесь с внучкой и 3 собаками. У них есть радиоприемник, и мы узнаем все новости. Война не началась, дождей мало, но вода в речках есть. А еще нет ни грибов, ни ягод. На том и распрощались, пообещав заглянуть на обратном пути. У впадения Тальбяйяхи стоит чум и куча нарт с поклажей. В сентябре сюда пригонят стадо и будут забивать оленей, а пока что здесь только всякий скарб и живет сторож. Вошли в Тальбяйяху. Я сходил посмотреть речку. Воды мало, там где она стекает с горки, – одни камни. Но зато на ровном месте она растекается бочагами. В общем, пошли по ней вверх и тем самым свою судьбу определили. Через три поворота встали, посмотрели сверху с тундры вечернюю панораму гор и поставили палатку внизу на ровной тундре [021]. Мошки что наверху, что внизу одинаково, но наверх не надо ничего таскать. К 23.00 похолодало до +8, и мошка отпустила. Остался только комар, но он не злобный. В палатку вход не открывали, пока не сошла мошка. Это помогает, внутри почти никого истреблять не пришлось. Закат солнца в облако, но здесь это ни о чем не говорит. Горы стоят покрытые ночными облаками, как грибы шляпками. Идем через тундру на Кару.

22.08. Всю ночь лило, с утра на небе жиденькие валики, вроде бы без дождя. Тальбяйяха сначала по змеевику русла идется на веслах, потом начинаются перекаты с галькой, потом порожки с крупными булыжниками и зарослями вахты. Там, где реку сжимают две тундры, русло заросло вахтой местами полностью, и лодку приходится протаскивать через «бегемотник», не видя, что под ногами и где, собственно, вода. При протаскивании через вахту оборвали 6-мм капроновый шнур лодочной обвязки. Из подкравшейся черной тучки хорошо ливануло, и затем дождь пошел с периодичностью раз в полчаса. До обеда вылезли к тундрам, с которых сваливается речка, но до их верха так и не долезли. Пообедали под периодическим дождиком. После речка стала более горизонтальной, появились зеркала воды, где можно было немножко пройти на веслах. Увы, но это продолжалось недолго. Ближе к волоку опять сплошные перекаты на камнях, заросшие вахтой наглухо. Последний километр шли целый час, но к волоку выползли. Впереди на холме на тундре стоят нарты с поклажей. Пошли посмотреть местность и дошли до первого озера. Тут совсем близко. Кругом тундра со странным, наверное, термокарстовым рельефом. Решили ночевать у реки, а лодку и рюкзак перетащить к озеру, что и сделали [028]. Утром осталось перенести только два рюкзака и самих себя. Довольно сильно дует, но за кустами палатку мотает не так сильно, и можно даже пожарить грибочки, которые собрали по дороге. К 22.00-23.00 совсем стихает, горы накрыты метрах на 700 облаками. Стихает и у нас. На градуснике +4, комаров нет.

23.08. С утра небо высокое, облака валиками, солнце не просвечивает. Переходим мимо нарт на озеро, через него плывем на следующее, и так перекидываемся через 4 озера подряд. Ходим в две ходки: ходка с двумя рюкзаками и ходка с рюкзаком и лодкой. Ходки получаются коротенькими, максимум полкилометра. Перед Коматы подсекаем вездеходку и километр до озера идем по дороге. Погода очень ходовая – не жарко и сухо. На Коматы перепаковываемся по сплавному и ищем протоку. На пляжах озера ходим по валику из мертвых ракушек. Протока вытекает незаметным ручейком, который сначала петляет по болоту мимо ивняка. Но лодка везде проходит. Потом в ручье появляются камни, и вдвоем плыть уже не получается. Иду один, причем половина сплав, а половина – проводка. Опять в массе вылетела мошка, и обедать полезли с газом наверх на бугор в тундре. Там же насобирали подберезовиков. Дальше Комашор начинает скакать по камням, склоны тундр образуют небольшой каньончик, в котором внизу у воды растут самые настоящие деревья. На нас наползает тучка, которая севернее нас здорово все поливает, но через нас проходит только ее краешек. На всякий случай готовимся к дождю. Вокруг сильно темнеет, и выясняется, что мое время в часах сбилось, и сейчас на самом деле не 17.30, а 19.30. И темнеет вполне законно. Начинаем приглядывать место и под проливным дождем встаем [039]. Осушаем палатку с использованием тента в качестве второго пола. Готовим на газу в палатке, после чего дождь кончается. Но солнце будет только утром.

24.08. С утра непроглядная серость, туман, облака до самой земли. Структуры на небе нет. К 10.00 из облаков начинает капать, прыскает мелкими брызгами и расходится ветер. Выходим и целый час тащимся километр до слияния с Левым Комашором. Мелко, плыть не получается. После впадения Левого Комашора русло сразу становится широким и гладким, и везде плывем вдвоем, даже через перекаты. Под свист ветра и висящий дождь подходим к впадению Горного ручья. Его долина вся затянута моросью, гор не видно, только холмы в тундре. Снимать против ветра невозможно, объектив сразу весь становится в каплях. На небе слева появляются какие-то клочья, но это пока не наши. За Горным съезжаем вниз по мелкой шивере и перед началом каньона у последних деревьев ивы на острове встаем. Отсюда я сбегал на разведку, и на газу сготовились и пообедали. В это время начинает проясняться, показываются неясные контуры гор. В две ходки через безлесные (без ивняка) пупыри на тундре перетаскиваем рюкзаки и лодку на Кару. Спускаемся в единственном доступном месте у следующего ручья. Сходили поверху вдоль каньона Кары посмотреть пороги и каньон ниже по течению, до впадения Комашора. Интересно было бы туда спрыгнуть, только непонятно, как выбираться обратно. Кругом нас каньон. Немножко проводим лодку вверх по течению, но дальше нас не пускает порог в каньоне. Понизу обносить по скалам неудобно, и приходится лезть наверх, обносить по левому (по ходу) берегу через верх. Погода тем временем разошлась, Оченырд весь перед нами, даже солнышко светит. Опять спускаемся в каньон, проводимся метров 200 и выходим из нижнего каньона напротив пляжика. Переплываем туда, но там начинается длинный порог на скалах, который решили обнести целиком. До начала следующего каньона уже не успеваем и до 22.00 потихонечку перекантовываем рюкзаки и герметики до удобной полочки [048]. Солнце зашло, и идем под закатом, который, разгораясь, освещает красным гору над нами. По берегу полно плавника, толстые окатанные до белизны стволы и ветки ивы. Будет пионерский костер. Холодает, но до минуса так и не дошло, остановилось на +2, а на небо что-то непрозрачное наползло.

25.08. Утром тепло, солнца нет, облака валиками, в промежутках видно синее небо. Выходим в 9.30. Первый каньон прошли на веслах, только в самом конце перескочили поперек струи на правый берег и провелись. Но затем – обнос прямо в каньоне по причудливым коричневым скалам, а затем проводка вдоль скал по низу каньона. Только к 16.00 удается выйти из каньона на галечники Кары, и тут мы встаем на час на обед. Дождь чередуется с солнцем и не успевает нас намочить. К вечеру удалось подняться до водопада на Бол. Каре. Обносим поверху по тропе, снимаем, хотя света уже сильно не хватает. Встали в километре выше водопада на берегу с большим запасом плавника, прямо как в каньоне [054]. Опять пионерский костер, хотя сушить нечего. Собрался было первый заморозок, но тут же все и оттаяло, небо на глазах затягивает.

26.08. Утром погода шепчет. Оченырд открыт, слегка посыпан снежком, в цирках гуляют облачка. Подымаемся по Бол. Каре по галечникам, переходя с берега на берег. Дневной перекус проигнорировали и решили обедать уже на месте стоянки. До 15.00 идем по разбоям. Прошли ручей с водопадом в каньоне слева, попытались к нему подплыть, но испугались слепой протоки и глухого ивняка и не пошли. За 1.5 км до нашего места в удобном ивняке напилили поленницу дров, и теперь наша лодка – как баржа-лесовоз. Когда надо переплывать на другую сторону, Оля садится поперек лодки, а я верхом на поленницу, и потихоньку гребем куда надо. Ближе к месту я ушел в мелкую протоку у левого (по ходу) берега, которая оказалась ручьем. Разведка показала, что он вполне пригоден для подъема и выводит нас из ивняка прямо к склону. Так что в итоге мы вышли в идеальное место для лагеря, в ивовом лесу с выходом прямо на склон. Дров вокруг в кустах полно. Поставили лагерь [059], сготовили обед и ввиду надвигающегося дождика побежали смотреть водопад на ручье. Для этого приходится набрать высоту по склону, чтобы уйти от зарослей ивняка. Дальше оленьими тропами и периодически появляющейся и исчезающей воргой идем до водопада километра 4 от лагеря. Водопад – в щели в скале на склоне. Сбоку его совсем не видно и не слышно. Видно только вдоль щели. С Кары мы, оказывается, видели только верхнюю половинку водопада, а нижнюю, такую же по высоте, увидели уже на месте. Поснимали и полезли вверх по ручью, фильтрующемуся через морены ледника Боча. Обошли скалы сверху и оленьими тропочками спустились по соседнему ручью к озеру, а оттуда знакомой уже тропой в лагерь. Километров 10 находили. Дождик опять начал капать, поэтому вещи недосушили, хотя в сущности мокрого ничего и нет. Ждем погоды завтра. Небо в дырках, тепло.

27.08. С утра хмурое небо, но похоже, что это утренние облака. Гора Борзова закрыта, а Оченырд с моей стороны палатки не виден, поэтому считаем, что он тем более закрыт и валяемся в палатке до 8.00. Тепло, ветра нет. На небе серость клочьями, горы накрыты, но это похоже на облака, и мы ждем, когда они приподнимутся. К 10.00 показываются очертания Оченырда, и мы начинаем собираться на ледник Долгушина. Выходим в 11.00. Вопрос, идти в сапогах или в ботинках, однозначно решаем в пользу сапог. Вдоль ручья до первой морены ходу минут 40, а затем лазание по камням и снежникам мимо безумно красивых ледниковых озер с зеленой водой и игрушечными айсбергами до 9 вечера. С первой морены в долине ручья видны три чума. Перекусную колбасу и чай за неимением штурмового рюкзака несем с собой в авоське, вид у нее для ледников несолидный, но что тут поделать. К озеру у самого ледника приходится проходить по снежнику вдоль соседнего озера. В резиновых сапогах топтать тропу в фирне снежника неудобно, но вполне безопасно. На крутой или жесткий фирн и скалы не лезем. У самого ледника Долгушина не задерживаемся. Он совсем маленький, хотя действительно обрывается своим льдом в озеро. Однако самого льда под снегом не видно. Фотографируемся и отправляемся в обратный путь. Колбасу я предложил съесть, когда пройдем снежник над озером и будем в полной безопасности, что мы и сделали. По пути к леднику Оченырд был закрыт облаком, и мы видели только нижние части снежников на склонах, а теперь все открыто, и даже иногда просвечивает солнце в дырках облаков. Столько острых скал в одном месте мы еще не видели и поэтому много снимаем. Обратно у последней морены гоняем зайца, и он уводит нас не туда. Вдоль подножия хребта тянется ровное плоское пространство тундры, по которому без большой разницы можно уйти и направо, и налево. Мы вслед за зайцем сильно ушли направо, поэтому в лагерь приходим со стороны, противоположной той, куда уходили утром. Но тут мы уже гуляли вчера, и дорога нам известна. Где-то вдалеке гавкает собака, похоже, оленеводы двинулись к своим чумам на ручье. В 23.30 поход на ледник наконец закончен. Весь день было совсем тихо, облака, густые утром, постепенно приподнимались, и часов с 18.00 уже было видно солнце и некоторый фрагментарный закат. Отбой в 0.30. По-прежнему тепло, сухо и безветренно. Небо закрыто.

28.08. С утра солнце на полнеба. После вчерашнего выхода на ледник выползаем из палатки в 8.00. Тепло, слабый ветер, солнце. Хребет открыт. Велик соблазн вымыться, пока тепло, и я это исполняю с каном горячей и холодной воды. Оле на ее волосы этой воды не хватит, по определению, и она воздерживается. В 11.00 выходим в прогулку к дальним моренам и ледничкам в сторону оз. Очеты. Намерения лезть по камням морен сегодня нет, хочется только посмотреть на ледники и горы. Проходим мимо вчерашних чумов. Там обитают одни женщины, и они явно нам не рады. Попытка заговорить с женщиной, которая стирает белье, не приводит ни к чему. Ясно только, что в гости нас не зовут, и мы проходим мимо чумов, не задерживаясь. Огибаем каменистую горку слева и верхней террасой выходим к моренному валу, за которым торчат макушки Оченырда и белеют верховья ледников. Лезем на морену, откуда открывается вид на ледники МГГ и Терентьева, и ручей Моренный. Смотрим и снимаем. Потом идем вниз по плато прямо на Лимбатаяху, и вдоль нее по полочкам в сторону Кары. По дороге собираем подберезовики. Их очень мало, и они наполовину вяленые. На одну сковородку наскрести все же удалось. Вдоль Кары идем по ворге, сначала как по дороге. Но потом она уходит в ивняк, а он – в висячее болото на склоне. Нормальные олени здесь не ходят, а ездовые вынуждены размешивать торфяную жижу вокруг ивовых стволов и корней, которая и именуется воргой. Хорошо, что у нас сапоги. С трудом преодолели воргу, и оказалось, что наш ручей прямо у лагеря форсировать тоже не удастся, так как придется продираться через ивняк поймы. Поэтому обходим опять все верхом и приходим в лагерь обычным путем через холмы на склоне. Непонятно, что лучше – лезть по склонам под осыпями или ходить по такой дороге, ноги устают одинаково. Вечером задул северо-восток, натянул облака на окрестные вершины, и немножко похолодало. На стоянке чуть не спалил сапог, но вовремя его из костра вынул. Собранные грибы поджарили и съели. Завтра – ходовой день.

29.08. Сегодня уходим вниз по Каре. На горы натягивает с северо-востока какую-то дрянь, облака садятся на вершины, хотя выше них в просветах видно синее небо. Но облака постепенно сгущаются. За два часа доходим до водопада, перетаскиваемся по знакомой тропе. Вниз – получается намного быстрее. За водопадом в каньоне обнаруживаю сеть, брошенную вездеходчиками. Сеть уничтожили, о чем потом пожалели. Поднялись немного по Малой Каре и в уютном ивнячке встали на обед. Как оказалось, встали совсем рядом с чумами, из которых к нам в гости сразу же пришел мужичок Володя с сыном. Угостили их чем могли, поговорили. У них нет радио, но про свою жизнь и окрестности они и так все знают. Купили у них гольца, и Оля – очередные тапочки из оленьего меха, сшитые вручную Володиной женой Прасковьей, нужно же поддержать местного производителя. Отдали деньги за уничтоженную сеть, которая оказалась Володиной. Посмотрели, из чего делают белые чумы. Оказывается, из материала, который предназначен для теплоизоляции полотна Бованенковской железной дороги. По Большеземельской тундре сейчас, наверное, все чумы белые. Как раз, когда мы лазали на ледник Долгушина, Володя летал на вертолете, который мы слышали, отправлял свою дочку в интернат. Они залетали и в те чумы, мимо которых мы гуляли. Говорит, что летчики видели и нашу палатку, других в этом районе сейчас нет. Мир тесен, однако. Пошли по Малой Каре дальше. Идти легко, по реке сплошные мелкие галечники, течение не сильное. На Щучьем озере будем от Володи передавать приветы. К вечеру погода начала хмуриться, в 20.00 встали в протоках реки на острове [074]. Дров полно, вода рядом, и даже нашли поляночку с травой, не затоптанную оленями. Хотя оленями здесь, кажется, исхожено и истоптано все вокруг. На Щучьем озере нам обещали стадо оленей в 700 голов.

30.08. Утром солнце, тепло, но ветер. Доедаем вчерашний суп из гольца. Подъем по реке умеренно сложный, пока что только разбои и протоки. Но потом они кончаются, и река растекается по гальке. Русла нет, ползем по голым камням в поисках подходящей канавы. До обеда с трудом доползли до Гераусваю. Это заколдованная речка: вроде бы и рядом, а дойти – никак. Пообедали на островке ивняка в грудах намытых камней. Просушили в очередной раз мой носок, и я заклеил сапог, спаленный накануне. После Гераусваю река Малая Кара уходит крутыми перекатами направо, чтобы разлиться в бесконечных протоках по грудам щебня и некрупных камней. Прошли через все это с трудом, но неожиданно быстро. К сожалению, русло у этой реки так и не образовалось. Обошли гривку и речку напротив с чумом оленеводов. У гривки плоские скалы уходят полого в воду. В мокром состоянии они скользкие, как будто намыленные. С одной из них я соскользнул, и опять пострадал правый сапог со всеми свежепросушенными носками. Дальше – река сволочная, сплошной перекат с крупными скользкими камнями, русло иногда пропадает, и лодку приходится протаскивать по голым камням. Проводку лодки приходится перевести с длинной веревки на короткий конец и шлепать сапогами по руслу. Дошли до последних видимых в долине кустиков и решили осмотреться. Разведка показала, что впереди в долине пасется стадо оленей в 3 тыс. голов 6-й бригады из Салехарда. В нашу сторону они сегодня не пойдут, так что можно спать спокойно. До Щучьего озера по вездеходке три часа хода, посмотрим, сколько по реке. Вечером насобирали в соседнем ивняке на склоне огромную кучу дров, столько нам за вечер не сжечь, и я опять просушил все носки [080]. Надолго ли? На реке холодный ветер, хотя закат чистый и быстро уходит за гору. Со стороны Щучьего озера из-за горы тянутся облака и начинают закрывать чистое небо. До заморозка опять дело не дойдет.

31.08. Подъем по реке тяжелый для нас и для лодки – непрерывный сад камней. Постоянное протаскивание на коротком конце через перекаты из больших камней. Однако через час выходим на галечники, и по ним мимо проток идется довольно быстро. Подходим к чуму с населением и идем здороваться. Это 6-я бригада из Салехарда. Пастухи по очереди ловят свое стадо, а дети вместо школы заготавливают вручную ягель для оленят. У них есть даже квадроцикл, который стоит рядом с чумом вместе с оленьей упряжкой. Нам дают с собой оленины, причем денег упорно не берут – хозяйка чума сказала: «Да, давайте уж без денег, может быть мы с Вами еще когда-нибудь встретимся»!.. Отдариваемся оставшимися у нас перекусными шоколадками и лезем вверх по реке дальше. Часам к 17.00 дошли до каменного развала в русле, похожего на булыжную мостовую. Вода струится прямо между камнями, не проступая наверх. Решили, что подъем тут и надо закончить, до озера осталось 1.5 км. Попутный пастух взялся донести наш рюкзак, поэтому прошли до озера быстро и протрепались всю дорогу. У этих пастухов приемника нет, поэтому новости выкладывал я. На озере я оставил Олю и сделал вторую ходку. Она в это время пасла стаю куропаток и предъявила их мне. Уже в сумерках прошли километр по озеру вдоль левого берега до кустов ольхи. Нашли удобное место [086] и бросились варить суп из оленины. Один час проварили, и ребрышки получились ну прямо объедение. Оля долго устраивалась в палатке и в конце концов развернулась задом наперед, чтобы не скатываться. Вообще, на осыпи под ольхой трудно найти идеально ровное место. Однако здесь мы защищены от ветра, а озеро и ночью поплескивает. На градуснике 0 град.

01.09. На Малом Щучьем с утра клочья тумана, облака на горах, которые начинают разряжаться зарядами снега. Температура около 0 град, слабый ветер и белые мухи летают вокруг нас. Стадо пасется дальше по берегу озера. Под утро Оля слышала чей-то вой и хрюканье. Видимо, их издал один из 3000 оленей, которые проломились через ольшаник вокруг нашей палатки. За стадом идет пастух мимо нас, и я с фотоаппаратом жду, когда он погонит стадо обратно. Иду снимать наверх, и момент настает. Олени показываются одновременно по всему склону и сверху, и снизу. Снимаю на видео и на фото проход стада. Снег проходит, за ним видно синее небо и солнце. Пастух заглядывает к нашей палатке на чашечку какао, однако разговорить его не удается. Отплываем в 11.00, ветер расходится, но на озере он попутный, и озеро нас пропускает. Идем сначала по мысочкам с левого берега, потом переходим на правый и смотрим снежники в каньоне на склоне горы. Доплываем до истока Малой Щучьей. Здесь посещаемое место, следы гусениц и кострища. По Малой Щучьей отходим по голым камням с километр от озера и вылезаем на берег. Пока на газу готовим обед, я оттаскиваю лодку по склону на километр. Склон травяной, и, похоже, что лодку сдувать не придется, так и пойдем. Ходка с лодкой 1 км, и ходка с двумя рюкзаками. За 6 таких ходок доходим до ручья, втекающего в Усу. К вечеру начинаются заряды мелкого дождя. В темноте ищем на склоне место для палатки [097]. Опять используем тент внутри палатки как второе дно. Напротив нас чум, там гавкают собаки и рядом стоит стадо голов на 1000 оленей. Ужинаем в палатке под шорох дождя. Носки сырые, сапоги тоже, но в доме тепло и уютно. Газ еще есть.

02.09. В 7.00 на улице лепит снег, кругом белая хмарь, все ею накрыто. Лежим в спальниках и ждем, что будет. Палатку мотает ветер, но штормовые оттяжки пока держатся. Вылез посмотрел, задняя стенка палатки залеплена снегом, но в остальном все нормально. Кругом бело. Валяемся в палатке в спальнике до 10.00, а потом возникает ощущение, что на тент светит солнце. И впрямь, снежные заряды уползли в сторону Большого Щучьего озера. Напротив нас чум, стадо уже угнали в горы, и мы тоже вылезаем и собираемся. Завтрак готовим под тентом палатки, здесь вполне уютно, а все вещи с вечера спасли от дождя внутрь палатки. Потом я иду на разведку, естественно, с лодкой и оттаскиваю ее почти до самой Усы. Плыть тут еще нельзя, и надо тащить лодку дальше до слияния с ручьями. Из чума в гости к нам пришел парень Василий, поговорили. Он совсем неграмотный, в школе не учился ни дня и читать не умеет, однако свое пастушье дело знает. Он удивился, что мы идем так поздно. Посмотрел карту, причем его больше всего интересовало, где мы видели чумы: наверное, это их конкуренты. Он сам из Аксарки под Салехардом, их стадо частное в 1000 голов. Светит солнце, горы сияют свежим снегом, а у нас он растаял. Рюкзаки отнесли до слияния Усы с ручьями, оттуда начнем сначала пропихивать лодку, потом немножко подплывать, и наконец, поплывем вдвоем. На полпути до Усваты гуляем у большого снежника, лежащего прямо у воды. Там много волчьих следов на снегу, и волка я поднял. Уса широко разливается мелководными протоками, утыканными большими каменными глыбами. Усваты впереди с пригорка выглядит как множество мелких проток в тундре, окаймленных горами. Издали озеро совсем не производит впечатления горного. Сначала озеро мелкое. На подходе к озеру начинают накатывать валики дождя, он сеется и проходит, совсем как вчера. Посмотрели кусты ольхи на мысу посреди озера. Дрова там есть, стоять можно, но мне захотелось пройти озеро до конца, пока тихо, и мы пошли к последнему мысу озера. Встали в ольхе [102], натаскали кучу дров и запустили на варку оставшуюся оленину. Дождь постепенно переходит в сплошной. Мимо палатки носятся два зайца, а рядом гуляет выводок куропаток. Небо затягивает какими-то пухлыми облаками в нижнем слое, но из-за гор плохо видно. Рядом с нами горы все под снегом. Едим вареную оленину уже в палатке. Под тентом тесно, туда впихнуты от дождя все вещи. Ужинать в палатке намного уютнее, чем на улице. Там идет дождь со снегом.

03.09. Всю ночь палатку рвет ветер, несмотря на кусты, которыми мы прикрыты. Ветер налетает какими-то нерегулярными порывами, но штормовые оттяжки палатку держат. Сверху, судя по звуку, что-то сеется. В 7.00 вылезли из палатки и установили, что идет снег и высота сплошного покрова уже достигла примерно 5 см. В Москве по такому снегу уж точно кто-нибудь пошел бы на лыжах. Ждем как всегда до 9.00, а затем и до 10.00. Вылезаю из палатки, когда в разрыве серой мути на небе проглядывает солнце. Там видна синяя дыра, неочевидно только: это конец снежных зарядов или только временная пауза. В надежде на то, что этот снег не вечен, мы начинаем утренние операции. Освобождаю пространство под тентом, делаем внутри палатки из ковриков стол, и я прямо в нашем тамбуре разогреваю на газу то, что осталось от вчерашней оленьей ноги в супе. Осталось на хороший обед, но при теперешней погоде сойдет и на завтрак. Пока оленина разогревается, обсуждаем варианты зимовки и выбирания отсюда. Потом я вылезаю наружу, и оказывается, что жить здесь все-таки можно. Несмотря на снег кругом, ветер не холодный и руки не стынут. Разжигаю костер для обогрева и чтобы не скучно было, и собираемся. Хорошо, что вещи от дождя скучковали возле палатки, искать и откапывать пришлось только пилу. Солнце то показывается из-за белой мути, то исчезает, но снежинки летят непрерывно. К 12.00 отходим и вдоль берега против сильного ветра идем километр прямо на Усу. Пока мы шли, ветер поутих, показалось солнце и стало тепло. Прошли ольху на выходе Усы из озера, там тоже можно было встать вчера. По Усе прошли с километр, а потом начались перекаты, камни в русле и все прочие прелести неразработанного русла. По долине Усы снизу на нас накатывает одна за другой какая-то серая пелена, которая оказывается зарядом снега или града, и так до самого вечера. Пережидаем их, повернувшись к снегу спиной, идти все равно невозможно, впереди ничего не видно. Снег перемежается солнцем. Дошли до каньона, там на скальных ступеньках небольшие порожки. Часть прошли, часть обнесли, чтобы не драть лодку на камнях. Под зарядами снега и града купаться неохота. Под вечер прошли каньон, все перекаты и разливы по камням и наконец, поплыли вдвоем. Из гор вылетели очень быстро. При обходе длинного острова выбрали по количеству воды правую протоку, и неожиданно оказались в совершенно новой промоине с очень приличным течением, которое завлекло нас в непроходимый ивняк. Еле-еле удалось остановиться. После разведки обнесли 20 метров ивняка и дальше пошли той же протокой с бурным течением и нависающими кустами вокруг всего острова. После острова река уже широкая и плоская, по берегам целый лес ивняка, и везде можно проплыть не вылезая из лодки. Погода повисла. Встали в 20.30 у впадения Сауришора [106]. Заготовили дров с большим запасом, так что вечером на костре не экономили. Не доехали километров 9 до проектного места.

04.09. С утра ветровые облачка, открытое небо, которое быстро затягивает. Солнце подсвечивает бархатные заснеженные вершины, но недолго, потом оно растворяется в дымке. Ветра нет, и полдня идем по галечниковым перекатам, а потом от Чаньшора до Талбяйяхи по стоячей воде. У Талбяйяхи наблюдаем 2 собак, кучу поставленных сетей и дым из трубы чума. Не задерживаемся здесь и плывем дальше к чуму со знакомой уже бабушкой. Начинается серый дождик без признаков окончания. Капает несильно, но все мочит. Вместо бабушки, которая, оказывается, вместе с внучкой улетела к началу учебного года в Воркуту, не вылезая из лодки разговариваем с дедушкой Михаилом. Он нас в чум не зовет, мы тоже не напрашиваемся и под дождем двигаем дальше. Прошли левой протокой порожек в скалах. Идти пороги под дождем и в сумерках не хочется, и решили встать. Нашли место без дров, но в кустах [112]. Готовили ужин опять в палатке под тентом. Наши новые плащи текут сильнее, чем хотелось бы. Будем этот вопрос изучать. Осталось полтора ходовых дня, если нас ничто не задержит. Пока что дождь льет.

05.09. В 7.00 на улице серый туман, сыро. Встали в 9.00 и вышли поздно. Весь день дождь. Сначала просто из валиков облаков, закрывших все вокруг. Потом они почернели и слились, и из них закапало. И так на весь день. Плащи от дождя не очень спасают. Шли без обеда, с перекусом в кустах под дождем и ветром. Прошли каньон и все пороги, как-то не сильно их заметив. Жилеты в этот раз надели, они способствуют защите от наших плащей. Порожки все узнаваемые, хотя конечно идти их вверх и вниз – очень большая разница. Вниз все просто летим. Под вечер напряглись и прошли-таки слияние двух Ус, а потом дотянули до своей первой стоянки [119]. Дождь льет без перерыва. Совсем уже вечером дождь утих, и в паузу просушили на костре штормовки и штаны, а потом опять полило. Ждем, что с утра будет солнце.

06.09. Встаем пораньше и в 10.00 выходим. Дождя нет, солнца тоже. Прошли стенки и скалы каньона. На второй раз они уже не так впечатляют. Наконец-то по-настоящему расцвела тундра, окрестные склоны стоят красные, бордовые, иногда с желтизной от ивняка. Хочется оставить это на фотографиях, поэтому снимаем довольно бессюжетные виды. Небо этому не способствует, оно совсем бесструктурное, спасибо, что из него не капает. Уса растекается широким зеркалом между скальными стенками, но это на пространстве тундры выглядит довольно плоско. Впереди уже показались неработающие ветряки, и к 13.00 мы вылезаем на берег там, где стартовали три недели тому назад [121]. Коврик и тапочки от РЖД из куста забрали, и мы взамен оставляем на камне остатки наших припасов. К 14.00 мы собраны и звоним нашему таксисту. Он, в свою очередь, перенаправляет наш вызов другой машине и подтверждает это нам. Мимо насосной станции в обход по тундре опять вылезаем к дороге. Оля только успевает снять сапоги, как появляется машина. До Воркуты 40 мин, до Советского дорога, раздолбанная большегрузами Газпрома, потом начинается бетонка и асфальт. В Воркуте на вокзале сразу берем билеты, получается взять нижнее и верхнее места в плацкарте фирменного 41-го. Так что в Москве мы будем на 6 часов раньше, чем рассчитывали. Поезд на треть пустой и заполняется только к Ярославлю. На нижнее место напротив так никто до самой Москвы и не пришел, так что опять едем с максимальным комфортом.

Краткие объяснения и комментарии

Маршрут. В этом году не было вдохновения разрабатывать линейный маршрут в диких местах. Кроме того, меня очень увлекла идея заброски на реку и выброски на такси, а здесь она сама напрашивается. Потому весь поход проводился в формате экскурсии, хотя бы и трехнедельной. Маршрут по насыщенности впечатлениями вполне оправдал наши ожидания, хотя повторять занудный подъем по Усе больше не хочется.

При разработке маршрута использовалась идея Николая Александрова о попадании на Кару своим ходом по тундре. Спасибо ему за это. Вызвала только сомнение пригодность Тальбяйяхи для подъема на 4-х местном кате. Я бы врагу такого подъема не пожелал.

Время. Воркута, как и вся РЖД, живет по московскому времени. Нам это показалось неудобным, поэтому мы сразу же переставили часы на 2 часа вперед. В тексте везде приведено именно это местное время. Оно наиболее соответствует представлению организма о времени восхода и заката, хотя погода неоднократно сдвигала время подъема и выхода в сторону московского времени. Это особенность севера.

Погода. Сначала вполне соответствовала месячному прогнозу и даже превзошла наши ожидания. Не было сильных ветров или сильных холодов, включая ночные заморозки. Почти везде в нужный момент выключался дождь, и включалось солнце. Под конец погода радикально испортилась, что, впрочем, тоже вполне соответствовало прогнозу. Местные говорят, что вообще в этом году было очень холодное и бессолнечное лето.

Местность. От Воркуты тундра, тундра и еще раз тундра. Пока не доходит до гор. Там появляются и рельеф, и растительность, и прочее разнообразие. Тундру надо преодолеть как неизбежность. В сентябре тундра неожиданно расцветает совершенно неземными красками и манит остаться в ней подольше, хотя делать в ней совершенно нечего.

Тент. На тундре выглядел полной абстракцией, пока мы не освоили его использование внутри палатки. Когда кругом все мокрое: плащи, штормовки, герметики, сама палатка, а с неба капает, то, как оказалось, при помощи тента внутри палатки можно организовать островок сухости, который потом, по мере снимания с себя всей мокрятины, постепенно расширяется до площади всей палатки.

Топорик и пила в тундре. Тоже выглядели некоторой абстракцией. Но наша пила-сучкорез оказалась идеально приспособлена для заготовки ольховых и ивовых ветвей и шинковки их до подходящего размера. Топорик тоже использовался для костровых нужд, да, и чем бы мы иначе разрубали оленью ногу.

Связь. Работает только спутниковый Иридиум. Но прогресс не стоит на месте, и Салехардский совхоз стал снабжать Иридиумом своих пастухов. Так, молодой пастух, помогавший нам донести рюкзак на Щучье озеро, пожаловался, что в этом году ему приходится самому оплачивать свое время разговора по Иридиуму. А в прошлом году он трубку Иридиум и 500 мин разговорного времени на год получил бесплатно.

Рыба. В соответствии с моими ожиданиями, европейский хариус был весьма привередлив и практически не ловился. Возможно, этому способствовали населенность местности (в ненецком представлении) и обилие сетей в реке. А может быть, просто ветер и отсутствие солнца. Зато мы попробовали гольца и посмотрели ненецкий народный способ его ловли. Для отлова гольца выбирается речка, в которой голец есть, но почти отсутствует вода. Например, Малая Кара. Выбранный заранее голец окружается со всех сторон сетью, которую затем выбирают на берег. Если голец выпрыгивает из этой сети на берег сам, то ловля прекращается, а если в воду, то ловля продолжается. После неоднократного повторения таких попыток перепуганный голец сам бежит в настолько мелководную протоку, что практически весь оказывается на поверхности. В это время рыболовы бросают сеть и ногами и руками загоняют его подальше от воды. Если это удалось, то рыбалка заканчивается, а если нет, то процедуру повторяют. Самое интересное, что независимо от результата, вес гольца, пойманного или упущенного, сразу же знает вся окрестная тундра.Свежесть своих впечатлений от гольца Оля выразила одной фразой: нам продали уже почищенного гольца!

Грибы и ягоды. В этом году практически отсутствовали. Микроскопические дозы подберезовиков, закрывавшие краешек сковородки, никак не соответствовали возможностям здешней тундры. Такой год.

Прочая живность. Много куропаток, совсем не боящихся человека. Удивительно много зайцев, а перед снегопадом они просто носились вокруг нашей палатки. Много гусей, а еще больше гусиного дерьма, которым местами берег Усы был покрыт настолько густо, что некуда было наступить. Медведей не было, даже в виде следов, зато для разнообразия встретились следы волка, и я спугнул что-то похожее на большую собаку там, где собак точно не было. Наверное, это и был волк, рассмотреть его вблизи не удалось. Оленей к живности отнести трудно, это, скорее, принадлежность местного ландшафта.

Учебный год. Как всегда, мы подгадывали, чтобы учебный год начался раньше, чем мы соберемся уезжать, и РЖД вздохнула бы спокойнее. Однако в тундре учебный год начинается иначе, чем у нас здесь. Пока мы гуляли на ледник, я слышал звук вертолета. Как оказалось, он летал не просто так, а собирал по окрестным чумам детей в интернат в Воркуте. Салехардская семья на Малой Каре поведала нам, что они не могут отправить в интернат девочку, так как не дают погоду. А воркутинским вертолетом воспользоваться нельзя, так как они ненцы не воркутинские, а салехардские. А по той погоде, которую мы там застали, салехардскому вертолету погоду дадут очень не скоро.

Труба. Это сокращенное обозначение нового газпромовского объекта, сильно оживившего пейзаж и жизнь вокруг Воркуты. Это и трубопровод Бованенковского газа от Байдарацкой губы мимо Воркуты на Ухту, и технологическая дорога, по которой его обслуживают, и газокомпрессорные станции, стоящие на возвышениях в тундре, и отдельная ЛЭП, которая все эти сооружения кормит электричеством. Это и новые возможности забросок и выбросок в раньше недоступные районы Полярного Урала.

Вел дневник Михаил Осадчий

Путевые точки (WPT)

Архив текстов и фотографий